Полицейский был принципиальным и твердым в своих убеждениях. Никто не заподозрил бы его в конформизме. Фокс не сдается, когда сдается Спарта! – шутили в участке, и это было недалеко от истины, пока его противником не стала собственная жена.


Theodore Fox

Вверх
Вниз

FRPG: TEN YEARS.

Объявление




ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК.


Мы рады приветствовать Вас на улицах Нью-Салема, в мире ролевой игры TEN YEARS. Наш городок может показаться Вам скучным и тихим, но не засиживайтесь на главной странице, становитесь жителем, поверьте, Вас ожидает немало интересного. Присоединяйтесь к нам и станьте соавтором нашей истории, полной загадок и мистики.

Игровой год: 2014.
Игровые даты: 19 - 24 июля.

Температура воздуха +22 градуса. Переменная облачность, местами выпадают кратковременные дожди, сопровождаемые грозами.

НОВОСТИ НЬЮ-САЛЕМА


✽ 25.07.13. В ближайшее время будут выставлены новые акции. Уже сейчас открыты два сюжетных квеста.
✽ 11.06.13. У нас поменялся внешний вид. Очень надеемся, что данный дизайн придётся по вкусу игрокам и гостям, и приятно удивит Вас своей функциональностью и удобством.
✽ 27.05.13. "Десятка", по общему решению АМС и игроков, переходит со смешанной на чисто эпизодическую систему. Спасибо всем, кто принимал участие в дискуссии!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


НАВИГАЦИЯ:

Сюжет
Правила
О городе
Занятые внешности
Гостевая книга
От администрации
Шаблон анкеты

АКЦИИ:

В добрые руки.
#0. Нужные.
#1. Ведьмы и колдуны.
#2. Призраки.
#3. Местные жители.
#4. В списке смерти.

ОЧЕРЁДНОСТЬ В КВЕСТАХ:


Странности начинаются утром - Owen Ashby.
Что такое неприятности с раннего утра? Всего лишь в номере отеля "Лакруа" обнаружить призрака, а затем оказаться в полицейском участке.


Неприятности только начинаются - Alexey Trinadtsaty.
Они не настолько уж и близкие друзья, но их объединяет одно - задание секретаря мэра. Им необходимо подготовить площадку в лесу для ночного костра. Вот только кто же мог предположить, что рядовое задание окажется опасным для жизни.


Quest 3 - TBA
текст краткого описания квеста - текст краткого описания квеста - текст краткого описания квеста - текст краткого описания квеста - текст краткого описания квеста - текст краткого описания квеста


АДМИНИСТРАЦИЯ:

Elizabeth Richards - всеобъемлющий администратор, создатель, основатель Нью-Салема, автор идеи и просто добрая заблудшая душа. (ICQ: 194848348; Skype: kearu_black)
Aaron Darc - многорукий соадминистратор, суровый Цербер на входе, раздаватель пинков, текстовик, организатор и, по мере необходимости, графист. (ICQ: 667739304; Skype: kriegsherr7)
Clarabella Smith - разнорабочий соадминистратор, организатор, графист, кодер, редактор, единственная в амс леди с личным крематорием в придачу. (ICQ: 485507251; Skype: chessblackberry)

ПАРТНЕРЫ:










БАННЕРООБМЕН:


Teen Wolf





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG: TEN YEARS. » Закрытые эпизоды » - 23.07.2014. Твои страхи сильны лишь, пока ты веришь в них.


- 23.07.2014. Твои страхи сильны лишь, пока ты веришь в них.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Твои страхи сильны лишь, пока ты веришь в них
http://s0.uploads.ru/yifrq.jpg
Benjamin Bright & Victoria Harter.
23 июля 2014 год. | 13:00 - 16:00. | Западный Нью-Салем, Западная улица, дом 2. | NC.

Страх и паника — две разные эмоции.
Страх — помогает выжить,
паника — верная смерть.

Два человека. Один дом. Одна тайна.

+2

2

В двадцать лет ты еще полон пустых надежд и обещаний, мнишь себя героем и спасителем если не вселенной, то как минимум целого городка. На деле же все не так. Ты не герой и тем более не спаситель, ты самый обычный человек, которому не повезло.
Помнишь ли ты ее? Помнишь ли ты ее смех, лучистые глаза и надежды на двоих? Нет. Ее образ давно поблек и настало то время, когда тебе не чудится больше запах ее любимых духов, звонкого смеха. Ты не смог защитить ту, которую любил всем сердцем и клялся не давать в обиду. Ты позволил ей так глупо умереть в неполные шестнадцать лет. Говорят, первая любовь незабываема. Вот и ты пять лет назад поклялся никогда не забывать Шарлотту. До сих пор бережешь ее фотографию, разорванную на две неравные части. Сам себе запретил быть рядом с ней.
А помнишь тот день, когда порог твоей палаты переступила ее сестра? От Тори ты ожидал крика, истерики, угрозы убийства. Ее понять можно, ведь Шарлотта была ей не просто сестрой, была ее близняшкой. Какого же было удивление, когда Виктория, хвостиком ходившая за Лоттой, просто села рядом и улыбнулась. Ее улыбка была другой, не такой как у твоей Шарлотты. В первый день ты выставляешь Тори из палаты, заявив что не хочешь с ней общаться. Во второй - проклинаешь и требуешь не приходить, не напоминать о погибшей своим присутствием. В третий - рад ей. Тори, милая Тори. Она никогда не узнает, насколько сильно важна для тебя. Ты, боясь потерять и ее, никогда не признаешься в том, что в память о Лотте собираешься защищать и ее. По крайней мере попытаться защитить от неведомого врага, который возможно наблюдает за ними из зеркал.
Три года, раз в две недели, ты видел Викторию. Вам не нужны были слова, не нужно было много говорить. Достаточно лишь поддержки. И вот настает тот день, когда из больницы тебя выписывают и придется вернуться в родной город.
Не будь Тори, не поехал бы в Нью-Салем, постарался забыть то проклятое место. Вот только у пороги клиники тебя встречает Виктория. Ее радостная улыбка в этот раз напомнила тебе Шарлотту.
- Ну здравствуй, Птичка.
Птичка. Детское прозвище Тори. За прошедшие пять лет после трагедии она сильно изменилась и ты пытаешься понять, что же в ней не так, где же тот маленький воробушек, который вечно таскался за сестрой. Вероятно, вся ее несерьезность и привязанность к сестре остались в прошлом, в том времени, когда их друзья были живы, когда они не испытали ужас трагедии и их судьбы не оказались связаны общим горем.
В двадцать лет, когда ты думаешь о том что достаточно взрослый чтобы отвечать за свои слова и поступки, ты вдруг понимаешь, что никто не способен поверить в произошедшее. Теперь-то ты знаешь, что не стоило пытаться всех убеждать, кто же виновен в смертях четырех подростков, надо было молчать. Вот Тори поступила умнее. Молчит. Ей, несомненно, легче.
Вещей у тебя не так много. Всего одна сумка, в которой уместилась жизнь в пять лет. На ее дне книга, надо бы не забыть вернуть Тори. Сумка была положена в багажник, а сам ты садишься рядом с Тори, на заднем сиденье. На водителя, старину Генри, стараешься не смотреть. Тот и не горит желанием общаться. Вероятно понял, что тебе не легко. Ведь пять лет назад ты пытался всех убедить в том, что призраки существуют и это призрак убил Лотту, Джеймса, Питера и Оливию. Зря ты тогда кричал, что-то доказывал. Вот и оказался в психиатрической клинике на долгие пять лет. Интересно, вышел бы из нее практически здоровым, не приезжай Тори? Та маленькая Тори, которую отчаянно хотелось назвать Лоттой.
И вот, дорога позади. Весь путь в полнейшей тишине, никто ни слова так и не сказал. Остановка у второго дома, а ты все же не на свой дом смотришь, а на тот, что напротив. Тот дом тебе милее, но туда уже не зайти. Чужое счастье там живет.
- Спасибо, Генри... - слова не находились.
Старик кивнул. Ты сделал пометку в уме, что надо обязательно зайти и извиниться. За Питера. За того мальчишку, который остался в прошлом.

+2

3

My mother groan'd, my father wept,
Into the dangerous world I leapt;
Helpless, naked, piping loud,
Like a fiend hid in a cloud.
Struggling in my father's hands,
Striving against my swaddling bands,
Bound and weary, I thought best
To sulk upon my mother's breast.

- Лотта, но ему же двадцать лет! - дома никого не было, родители уехали на все выходные, а Тори все равно говорила шепотом, словно боясь быть услышанной кем-то другим, а не сестрой. Сейчас они находились в своей комнате, которую родители упорно называли детской. Через полчаса должна была начаться тайная ночная вечеринка с просмотром ужастиков и поеданием поп-корна. Только один единственный гость выбивался из списка приглашенных - двадцатилетний сосед Бэн, которого пригласила Лотта. Конечно же Тори знала, что Шарлотта после школы встречается с Бэном. Хорошо еще родители не знали. Вот только пригласить взрослого парня на ночные посиделки... это шокировало Тори.
- Не будь занудой, Птичка, - как всегда Лотта отмахнулась от неуверенности сестры. - Лучше скажи, мне надеть вот эту вязаную кофточку с моей любимой юбкой или стыренное из маминого шкафа ее шикарное черное платье? Оно ей мало, а мне в самый раз. Я уже мерила.
- Ну... наверное лучше не брать мамино платье... - неуверенно сказала Тори.
- Ты права! Мне стоит надеть мамино платье! - весело сказала Шарлотта, поворачиваясь к сестре от зеркала. - А в чем ты будешь?
- Ну... я надену джинсы... и... наверное свою любимую футболку.

Пять лет назад жизнь была другой. Пять лет назад ей было всего пятнадцать, у нее была старшая сестра-близняшка Шарлотта и сама Виктория привыкла быть второй, привыкла быть хвостиком Лотты и просто молча следовать за ней, а если надо, то и прикрывать перед родителями. Пять лет назад ее сестра погибла и Тори пришлось учиться жить самой, не опираясь на мнение сестры. Даже сейчас боль все еще оставалась, хотя Тори тщательно ее прятала. Родители так и не смогли понять свою младшую дочь, да и не старались. Они слишком сильно были подавлены горем, что ничего не замечали. Виктория не могла с уверенностью сказать о том, что о ее существовании вообще помнили. Поэтому она подружилась с мисс Уильямс и та оказала поддержку, помогла пережить горе, свыкнуться с мыслью об одиночестве.
Машина остановилась. Утомительная поездка осталась позади. Последние четыре часа пути прошли особенно тяжело: Тори не могла вынести такой тишины, а Генри не включил даже музыку. К несчастью для девушки, батарейки в ее плеере разрядились. После смерти Лотты, Тори не выносила тишины. Поэтому плеер всегда был при ней.
- Был рад помочь, Тори, - улыбнулся Генри.
Девушка улыбнулась в ответ и кивнула. Убрав плеер в карман джинс, Тори открыла дверь машины и вышла. Потянулась. Свобода! Вновь улыбнулась, затем посмотрела на Бэна.

+2

4

И вот ты стоишь перед дверью того-самого-дома. Смотришь на ручку и все никак не можешь найти силы на то, чтобы вставить ключ в замочную скважину, повернуть и открыть дверь. Медлишь. Оглядываешься на Тори в тот момент, когда она уже простилась с водителем машины и неуверенно смотрит на тебя. Пытаешься ей улыбнуться, показывая что все впорядке. Улыбка выходит какая-то вымученная и в какой-то момент проскальзывает мысль об абсурдности ситуации. Общаться с сестрой-близняшкой умершей девчонки, которая нравилась пять лет назад. Что может быть абсурдней? И ведь не ясно, кто кого мучает.
- Птичка, пошли уже в дом! - наконец-то ты набрался смелости.
Вставив ключ в замочную скважину, выдохнув, ты отпераешь дверь. Открывать еще рано, это всегда успеется. К тому же ты не до конца уверен в том, что никого нет за чертовой дверью. Нет, ты конечно же считаешь, что здоров и рад выписки из неприятной больницы, только никто же не даст гарантий, что когда откроешь дверь, на тебя никто не кинется если не с топором, так с едой.
Чтобы оттянуть время, оборачиваешься на свою спутницу. На какое-то время забываешь о том, что Виктория не разговаривает. Она и пять лет назад не отличалась особой разговорчивостью и привыкла сидеть в уголке и больше слушать, а сейчас вообще... Уже в курсе, что с момента гибели сестры и того крика, Тори не произнесла ни слова.
- Птичка, а ты за продуктами сходила?
Конечно же, Викторию о выписке предупредил заранее и знал, что у нее имеются дубликат ключей. Вот только о том, что холодильник может быть пустым, а внутренности дома покрыты пылью - решил только сейчас.

+2

5

Ожил мобильный телефон, лежащий в ее сумке. Одиночный сигнал возвестил о том, что ей пришло текстовое сообщение. Их, в основном, писала ее подруга и по-совместительству начальница. Родители предпочитали позвонить, высказать что думают и отключиться. Те давно уже привыкли к молчанию единственной оставшейся в живых дочери и давно перестали водить ее по врачам.
Открыв сумку и достав мобильный телефон, Тори прочла сообщение, вызвавшее у нее улыбку.
"Дорогая коллега! Твоя эрудиция и кругозор — уникальны, а помощь в разных ситуациях — бесценна! Поэтому имей совесть - напиши короткую sms о том, как добралась! Больше не отпущу с работы!"
Покачав головой, она быстро написала ответ. Заставлять начальство волноваться плохо, а теперь мисс Уильямс будет знать, что все хорошо и уже вернулась в Нью-Салем и покидать город не планирует.
Пока писала сообщение, на приглашение Бэна войти в дом, лишь кивнула головой. Это его проблема, если он жеста не видел, а вот вопрос про продукты ее оскорбил.
Насупившись, сердито посмотрела на спину Бэна. Покачала головой. Быстрым шагом дошла до старого знакомого и дотронулась до его плеча. Только потом поняла, а как же объяснит? Открыла рот и закрыла. Голос по желанию не возвращался, да и врач, осматривавший Тори в последний раз, честно сказал, что остается только ждать. Конечно, периодически Тори посещала врача, но методики не помогали возвращению голоса. Время шло, девушка так и не заговорила, все смирились.
Вздохнув, она потянула Бэна за собой, берясь за ручку двери и открывая ее. Раз не говорит, так она ему покажет.

+2

6

Вздрогнув от ее прикосновения к плечу, повернулся и непонимающе посмотрел на Викторию. Ты не мог понять, почему же она все же решилась не только подойти ближе, но и дотронуться до тебя. В какой-то момент на время вернулся в жизнь пятилетней давности. Но только на краткий миг ты позволил представить на месте Тори - Лотту. Твоя Лотта была мертва и ты это знал, как знал и то, что люди не имеют привычки воскресать, не наделены такой способностью.
- Лотта... тьфу, Тори! - наваждение исчезло. Перед тобой вновь стоит Виктория. Теперь-то ты знаешь, что сестры отличаются. В Птичке никогда не было той искры жизни, что была у ее сестры, за которую тебе так нравилась живая Шарлотта.
Тем временем Виктория берет тебя за руку и ведет. Наверное, стоило не поддаваться, не заходить в дом. Не сдержался. Пошел следом.
- Ты это, прости, Птичка... ты Тори, не Лотта...
После этой фразы ты почувствовал себя круглым дураком. Где-то ведь читал, что близнецам не нравится, когда им указывают что они разные. Ты же только что прямым текстом это сказал.
- Я хотел сказать, что ты живая, а не...
Дурак. Лучше бы тебе молчать. Вот и оборвал фразу, чтобы не наговорить лишнего. Кто знает, быть может Виктория обидется настолько, что сделает что-то непоправимое. К примеру, отправит тебя к Лотте, не смотря на то, что ты не горишь желанием умирать.

+2

7

Две минуты назад Виктория была полна решимости довести Бенджамина до кухни, подвести к холодильнику и открыть дверцу, явив взгляду молодого человека продукты. Буквально вчера она проявила благоразумие: убралась в доме и загрузила холодильник продуктами, чтобы ему не надо было куда-то выходить в ближайшие пару дней после возвращения в Нью-Салем. Мисс Хартер сделала все, чтобы ему было удобно, но слова этого человека тронули до глубины души, всколыхнули детскую зависть и обиду на старшую сестру, которой все восхищались и которую все любили. Даже родители, после гибели Шарлотты, имели неосторожность при Виктории пожалеть, что умерла именно Лотта.
"И я ради него еще что-то делала?! Ради памяти своей сестры?! Да как он мог? Он что же, все эти пять лет считал меня Шарлоттой? Видел во мне мою сестру?! Это нечестно! Несправедливо! Я ради него все, а он?! Сволочь!"
Она отпустила руку Бенджамина, сжала кулачки, но упрямо дошла до кухни. Резко открыла дверцу холодильника и молча указала на продукты, и красноречиво посмотрела на мистера Брайта. Ей нельзя было высказать возмущение словами, накричать на Бэна. Оставалось лишь сердито поджимать губы, да шумно дышать.
Не закрывая дверь холодильника, она подошла к столу. Дернула молнию на сумочке, чудом не сорвав замочек, достала блокнот и ручку. Печатными заглавными буквами стала писать записку. Ничего, что она не может сказать. Она все что думает напишет.
"Я УШЛА НА 2 ЭТАЖ!!! ДУРАК СТРАУСИНОВЫЙ!!!" - она слишком поздно поняла, что использовала любимое ругательство своей подруги, одной из немногих кто до сих пор общается с Тори. Вначале хотела зачеркнуть, но оставила как есть. - "ПРОДУКТЫ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ!!! В ДОМЕ УБРАЛАСЬ!!! Я НЕ ЛОТТА!!! Я ВИКТОРИЯ!!!"
Вырвав из блокнота лист, она положила его на стол и оставила на нем ручку. Затем, убрав его (блокнот) в сумку и уже аккуратней закрыла молнию. Тори, не переставая сердиться, посмотрела на Бэна. Все же решила, что не стоит ждать его реакцию на записку, вышла с кухни.
"Если я останусь тут еще на две минуты, то обязательно побью тарелки!"

+2

8

Прости,
если тебя так задевают мои к нему чувства,
но они настоящие! и невинные!
ну… настоящие — это точно!
(с) Отбросы.

Ты мог признаться самому себе в том, что испугался Викторию Хартер, испугался ее реакции на очередное сравнение с умершей сестрой. Ты никогда не терял близких, не знаешь что такое остаться одному, а вся трагедия по смертям до гибели Лотты, Оливии, Питера и Джеймса сводилась к гибели хомячка, которого ты случайно раздавил лет в шесть или семь, когда не глядя упал на кровать. Хомячка было жаль, с этим не поспоришь. Гибель же друзей пошатнула тебя, ты позволил рукам опуститься, разуму замолкнуть и дать волю чувствам. Итог известен - психиатрическая клиника на пять лет. И это только твои последствия, хотя никто из погибших не был тебе близнецом. Поэтому чувства и мысли, переполнявшие Виктории, не ясны. Мысленно ты уже успел вообразить пытки в духе Пилы, что живым из собственного дома не выйдешь. Когда же оказался на кухне - стах отступил.
Тори Хартер убедительно показала, что продукты есть.
- О! Отлично! - сделал все, чтобы голос звучал убедительно и весело, даже улыбку вымучил. - С меня ужин, Птичка!
Пока ты стоял около холодильника и рассматривал его содержимое, на Тори не обращал внимание. В конце концов решил, убьет так убьет, тут уж судьба. Кому суждено утонуть, тот от повешанья не умрет.
Твоя решимость приготовить ужин таяла на глазах. Во-первых, не знал что готовить, а во-вторых - было банально лень. Пришлось импровизировать. Что мужчина может не испорить при готовке? Правильно, только яйца. Потому из холодильника были извлечены шесть яиц. Пока ты закрывал холодильник и поворачивался, одно из яиц совершило самоубийство испугавшись. Не беда, еще пять. До стола дожило четыре.
- Тори, а... - запнулся.
Оглядевшись, вдруг понимаешь что пока ты был увлечен содержимым холодильника, мисс Хартер покинула кухню.
- Я сделаю омлет! - кричишь, надеясь что девчонка услышит.
Безжалостно разбиваешь яйца в миску, так же безжалостно взбиваешь белки и желтки. От девушки нет ответа и ты злишься. Не хочешь признать, что Тори уже не заговорит возможно никогда, что она никогда не напомнит тебе голос Лотты.
- Скатилась вниз по ступеням, ее платье разорвано, ее волосы в крови... Мрачная тайна витает в воздухе, она лежит такая нежная, такая хрупкая. Поднимите ее очень осторожно, ее волосы в крови... - все равно тебя никто не слышит, поэтому петь ты волен то, что хочешь. Не беда, что на ум пришла песня, которая чем-то была похожа на ситуацию пятилетней давности. Только если там убита была девочка Сьюзи, в реальной же жизни - малышка Лотта.
Звон разбитого стекла заставил почти подпрыгнуть. Ты посмотрел на потолок, словно ожидал увидеть на нем кровь.
- Тори? - страх. В твой голос проскольнули щупальца страха и сам понял, что переживаешь за девушку. - Ты там жива?
Вторая по глупости фраза произнесенная за сегодня. Звон разбитого стекла повторился.

+1

9

В тот день, когда была небольшая домашная вечеринка, произошедшая в доме Хартеров по-секрету от родителей, Виктория была сама не своя. То и дело она бросала встревоженные взгляды на сестру, но та их словно не замечала. Ей хотелось поговорить с близняшкой наедине, но не получалось. Удобный момент возник когда на часах начался второй час ночи. Бэн, как самый старший и серьезный, был отправлен в магазин за пивом, а их общие друзья - Оливия, Питер и Джеймс, вышли на крыльцо. Парни хотели покурить, а Оливия - поболтать.
Воспользовавшись тем, что они остались одни, Шарлотта поднялась в ванную на втором этаже и, естественно, хвостиком за ней пошла и Виктория.
Пока сестра сосредоточенно подкрашивала реснички, девушка молчала. Когда та стала расчесывать свои шикарные волосы, девушка нарушила молчание.
- Чарли... Чарли... ну обошлись бы без пива... нам же по пятнадцать. - неуверенность была в каждом ее слове. Виктория боялась.
- Вот именно, что по пятнадцать! - Виктория понимала, что Шарлотта относится несерьезно к ее словам, что сейчас вечеринка была у нее на первом плане. - Не за водкой же посылали. А без пива в этом возрасте уже неприлично. И вообще, тебя же никто пить не заставляет. На твою долю, конечно, тоже купят, но если нет, найдётся кому допить, так что расслабься и получай удовольствие!
- Но мама и папа просили, чтобы у нас были тихие посиделки... а не вечеринка! А если соседи заметят что ребята курят? Чарли, я же не хочу, чтобы нас с тобой наказали! Я смирилась, что ты пригласила Бэна, я ни слова родителям не сказала. Но все же...
- Да, успокойся ты. Наши посиделки и так тихие. Мы же не врубаем музыку на весь район и не устраиваем оргию, - тут Шарлотта весело посмотрела на свою близняшку. - И вообще. Пятнадцаать - это почти восемнадцать. А соседи в такое время спят, а не смотрят на огоньки на фоне чужого дома.
Шарлотта тряхнула головой, пытаясь уложить волосы поинтереснее.
- Ну, попробуй ты просто получать удовольствие.
Виктория замялась. Потеряла аргументы, с сестрой так было всегда. Она привыкла идти за сестрой. И все же об одном не могла умолчать. О том, что волновало ее душу. Напуганная вчерашним ужастиком, она отрицательно восприняла действия друзей внизу, когда они дурачились перед зеркалом и кто-то предложил попробовать вызвать Кровавую Мэри.
- Ты же знаешь, я люблю тебя крепче всех. И... можешь отойти от зеркала? Сегодня пятница, пусть и не тринадцатое... но все же. Вдруг она существует! А ты слишком долго крутишься у зеркала!
- Тори, Птичка моя, ну, прекрати нервничать. Всё хорошо. Обычная пятница, такая же, как и все. Я тебя тоже люблю, но не упрашивай меня выглядеть хуже, чем я могу, а? Да и вообще. Всё это детские сказки. Родители их рассказывают, чтобы те себя хорошо вели и не занимали надолго ванную.
- А если это не сказки? Вдруг все правда?
- Не неси ерунды... Как ты можешь верить в такую чушь?
- Наверное... ты права... Лотта... - Виктория имела ввиду, что не стоит верить во все. - Но... все равно... вот зря Оливия дурачилась и пыталась вызвать Кровавую Мэри. И ребята подхватили... кривлялись они зря перед зеркалом... вдруг она придет? Чарли, ты ведь ее не вызвала?
- Не помню. Нам было весело. Может, и вызывала. Слушай, даже если так. Будто мы делаем что-то плохое. Просто веселимся. Не знаю. Мы же тут не приносим в жерву чёрного козла, не торгуем людьми и никого не убиваем. Успокойся.

Это был чужой дом и Виктория знала это. Не в этом доме росла она с сестрой, не в этом доме погибли ее друзья и та, кого девушка любила всем сердцем. Когда мисс Хартер вышла из кухни, то планировала пройти в гостиную и расположиться на диване. Потом обязательно ее обида на Бэна прошла бы и можно было вернуться в подобие односторонней беседы. Теперь Тори могла разве что молча смотреть, кивать порой или мотать головой, а так же писать записки. Однако, углубившись в воспоминания, Виктория сама не заметила, как оказалась в ванной комнате. Она стояла перед зеркалом, смотрела на свое зеркальное отражение. Внешне похожая на Шарлотту, она хотела бы стать ею, но никогда бы не стала. Они были разными. Смотря до боли знакомое отражение, девушка мечтала поменяться местами с сестрой. Чтобы именно Лотта жила и была счастлива, чтобы Лотта прожила жизнь за обеих. Виктория, понимавшая что все сравнивают ее с сестрой, даже не способна была объясниться.
В какой-то момент она взяла в руки стакан с зубными щетками. Щеток было четыре, все новые. Их Виктория самолично купила и вчера поставила в стакан. Два шага назад. Ей захотелось стереть отражение, избавить себя от взглядов на Лотту-Тори. Замах. Стакан полетел в зеркало над раковиной. Естественно, зеркало было разбито. Только этого было мало. Это не заберет все чувства и эмоции, не заставит всех воспринимать ее как Викторию, а не надеяться на активность сестры.
Рывком раскрыв сумочку, она вытряхнула все на пол и не найдя зеркальца, вышла из ванны. Не замечала слез, не думала о том, что это чужой дом и если Бэн вызовет полицию, то будет прав, не среагировала на окрик Бэна. Его дом девушка знала отлично, знала что в гостевой спальни еще одно зеркало. Спустя несколько секунд и оно было разбито.

+1

10

Ты боялся. Боялся за Тори, за то что она могла сделать то, о чем он жалел последние пять лет. Да и кто мог знать, что забавы школьников окажутся не какой-то шуткой, розыгрышем пугливой Виктории, а правдой? Ведь все знали о том, что младшая сестра Шарлотты до ужаса пуглива, что слишком правильная и боится сказать лишнего слова. Все знали. Знал и ты, Бэн, это. Знал и позволил ребятам ее разыграть. Помнишь ли ты ту ночь? Ты вернулся с пакетом, в котором было пять бутылок пива. На крыльце ребята тихо разговаривали, шутили. Совсем скоро ты и узнал о чем же была их беседа. Планировали разыграть Тори. Кто из них закричал первым? Джеймс или Питер? Уже не помнишь. Зато помнишь как ты хмыкнул, глупо улыбнулся и спустя секунду закричала Оливия. Это была шутка. Был розыгрыш. Он не должен был так закончится. Помнишь ли ты все это? Помнишь ли?
Вы вошли в дом. Оливия тихо смеялась, держа под руку своего молодого человека. Они предвкушали как потом будут успокаивать Птичку. Вот Шарлотта набирает в легкие воздух и кричит так, словно увидела призрака. Актриса. Хорошая актриса. Покачав головой, идешь на кухню. На второй этаже бьется стекло. Тогда ты никак не отреагировал, твоя задача была уйти на кухню и поставить в холодильник пиво, чтобы не остыло. В какой момент все пошло не по плану? Неизвестно. Теперь даже ты не узнаешь. Приход Кровавой Мэри тобою был пропущен. Зря. Зря ребата ее вызвали. Потому что потом начался ад.
Вот и сейчас. Ситуация была похожа на ту, что разыгралась в доме напротив пять лет назад. Разбившееся стекло. Только криков ребят не хватало.
- Тори?! - кричишь, повторяешь ее имя и тогда, когда перепрыгиваешь последние две ступеньки. Заметил приоткрытую дверь спальни, в которой Птичка когда-то застала целующихся тебя с Шарлоттой. - Птичка? - голос внезапно сел. Ты открываешь дверь сильнее. Боишься увидеть мертвое тело, уже не подумав о том, а как же она без голоса вызовет Кровавую Мэри.
- Тори? - шепчешь. Замечаешь ее и выдыхаешь. Живая. Улыбка. - Пойдем... отсюда.
Это ничего, что зеркало разбито. Совсем ничего. Главное, что она не вызвала Кровавую Мэри. Главное он не потеряет возможность видеть в ней Шарлотту Хартер.
Проходишь в комнату, тянешь руку к ней и пытаешь взять девушку за руку. Не получается. Пальцы ловят воздух и ты в ужасе смотришь на Викторию. Только потом осознаешь, что вас разделяет еще один шаг, делаешь его и, наконец-то, берешь девушку за руку. Она живая, она не мертвая. Ты даже счастлив.
- Пойдем отсюда... давай же... - голос крепнет. - Птичка, не стоило тебе сюда ходить.
Уводишь из комнаты. Не стоит ей быть там, где когда-то была Шарлотта. Ты эгоист и не позволишь никому хоть на миг стать Лоттой.

+1

11

Я стояла над осколками зеркала и думала. Думала о том, что этот мир несовершенен и несправедлив, думала о том, что городские легенды, внезапно, оказались правдой. Хотела ли я вернуть время назад? Нет. Хотела ли я что-то изменить в том дне? Нет. Хотела ли я воскрешения своей сестры? Да. Согласилась ли я поменяться с ней местами и умереть вместо нее? Определенно, да.
Пять лет назад никто из нас не знал, что городская легенда о Кровавой Мэри окажется правдой, а мои страхи - оправдаются. Пять лет назад мы с сестрой разговаривали в ванной комнате нашего дома, практически в такой же как у Бэна. Я никогда не забуду, как пыталась убедить ее быть более правильной, не такой как есть, стать... стать скучнее. Я понимала, что Шарлотта никогда не станет скучно-правильной девочкой, что она так и будет яркой звездочкой. Зависть. Это не оправдание, но в моем сердце была зависть по отношению к сестре и любовь. Я ненавидела и любила ее одинакого, но никогда не желала ей смерти.
Бог ты мой! В тот самый день я позволила себе усомниться в благоразумии моей сестрички! Подумать только, предположила, что она переспала с Бэном, лишилась девственности и решила устроить оргию в отсутствие родителей. Как я могла подумать такое о Шарлотте? Она была веселой, живой и... столь же любимой. Родись я мальчишкой, родись в другом веке - стала бы ее рыцарем, верным защитником сердца Моей Дамы. Увы, я девчонка, которая любила свою сестру. Теперь она мертва, а у меня только и осталось - потерянная любовь, потерянная жизнь и страх перед всем.
Я боялась жизни без Лотты, я не понимала как буду жить без своей сестры. Никогда не прощу себе, что пропустила тот самый момент, когда она дурачась, вызвала Кровавую Мэри. Никогда не прощу ей смерти той, которую любила. Я проклинаю тебя, Кровавая Мэри, и умоляю простить меня, Шарлотта. Шарлотта. Милая моя сестра. Простишь ли ты когда-нибудь? Твой верный хвостик подвел тебя. Не смог поменяться местами. Не смог отдать свою жизнь.
Я жива. Ты мертва. Я закричала одновременно с тобой, успевшая к этому времени спуститься со второго этажа и трусливо войти в гостиную. Лучше бы не заходила. Кровь. Смерть. Ты. Еще живая, стоящая перед ней. Спустя мгновение оказавшееся вечностью, ты будешь мертва. Я сохраню тебя в своей памяти такой. Живой.
С того момента я не говорю. Совсем. Я не знаю, заговорю ли когда-нибудь, да и не важно это. Все что у меня осталось - воспоминания и надежды о том, что найдется добрый волшебник и вернет время назад. Тогда я бы не позволила тебе произнести те слова.
Сейчас я, сделаю то, что сделала ты. Я стою перед зеркалом. Смотри же, Лотта! Я оборачиваюсь вокруг себя! Я хлопаю в ладони! Кровавая Мэри! Второй раз. Третий.
Она не приходит и не придет. Я не говорю. Я не способна ее вызвать и пожертвовать собой, уйти вслед за тобой. Я - живая. Ты - мертвая. Нас разделяют Зеркала и Смерть. Где-то в душе я понимаю. Ты не вернешься никогда.
Но... знаешь, Лотта. Я не позволю тебе пропасть навсегда. Это зеркало будет разбито. И ничего не важно. Ты - живая. Живая в моей памяти и, я уверена, в памяти Бэна. Во мне тебя видят, а я до сих пор ревную всех к тебе. Я хочу быть собой, Викторией, но те кто знал тебя, будут сравнивать меня с тобой. Обидно. Больно. Люблю тебя, Шарлотта. Когда-нибудь, я отомщу за тебя. А сейчас... сейчас я позволю Бэну меня увести из комнаты. Я потом обязательно поплачу, когда останусь одна. Я сильная,. я справилась без тебя. Но как же мне тебя не хватает, черт возьми!

+2


Вы здесь » FRPG: TEN YEARS. » Закрытые эпизоды » - 23.07.2014. Твои страхи сильны лишь, пока ты веришь в них.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC